Лес

Уф, крышу сносит капитально. Я и забыл, какой это кайф.

В общем, сижу, никого не трогаю, даже примус не починяю, и вдруг думаю — надо сходить в лес. Да-да, зимой, да еще с голодухи (на предыдущие пару дней у меня от всего этого самоанализа аппетит пропал). Прислушался к себе — вроде бы ощущения неправильности нет. Ну, значит надо идти. Оделся и пошел.

Сначала шел по прямой. Немного мерз, так как оделся легко. Но предположил, что дальше скорее упарюсь — и не ошибся.

Веселуха началась, когда я уперся в какое-то валяющееся поперек дороги дерево. Что-то мне подсказало, что дальше идти не надо. Тогда я свернул направо и попер через целину.

Ориентировался так. Смотрел по сторонам, и как только чувствовал, что мне вон туда, туда и шел. Тут у меня еще возникла мысль, что я очень хорошо ориентируюсь в пространстве, в основном благодаря компьютерным играм. Вспомнил всякие истории про людей, плутавших кругами и усмехнулся про себя: со мной-то такого точно не будет.

Первое время старался идти осторожно, чтобы не зачерпнуть снегу в обувку. Она оказалась неподходящей — непромокаемая, но невысокая. Отлично для городской слякоти, но не для глубокого снега.

По такому принципу шел, пока не увидел кучу поломанных деревьев и здоровенный пень посередине. Тут чувство пути дало сбой: я чувствовал, что надо идти мимо, и в то же время надо идти к этому пню. Тогда я понял, что надо пойти побеседовать с этим пнем, а потом пойти дальше правильным путем.

К пню я еле продрался, периодически черпая снег ботинками. Пришлось останавливаться, вытряхивать. Подошел к пню, положил на него ладонь, поздоровался, спросил дорогу. В ответ почувствовал направление, в котором изначально и шел. Еле выбрался из этого бурелома и пошел дальше.

Пару раз история с похожими пнями повторилась. Последний пень был совсем маленький и, возможно поэтому, глупый. Он меня отправил в какое-то совсем уж непотребное место, куда я уж точно не полез бы — не настолько рехнулся, там сплошные бревна и ветки были. Тут я стал терять ощущение пути, и снег стал в ботинки попадать чаще и чаще. От этих физических упражнений я также изрядно взмок.

Тут мне пришла мысль, что если пути не видно, то надо его создать самому. Тут я уже пошел вообще непонятно куда, распевая в полный голос песню про Зигмунда Фрейда. Людей к этому моменту я уже давно не встречал — в начале они еще попадались в поле зрения на тропинках вроде той, по которой я шел изначально.

В какой-то момент я набрел на свежие следы. Сравнив рисунок на подошве и размер, пришел к выводу, что они, скорее всего, мои! Вспомнил свою уверенность, что не буду ходить кругами, и усмехнулся еще раз. Свернул в сторону и попер в первом попавшемся направлении. К этому моменту я окончательно забил на снег в ботинках, обретя уверенность, что точно не простужусь. И даже обычный мой насморк, который на улице меня преследует всегда с октября по май, куда-то делся.

В итоге выбрел на какую-то довольно широкую дорогу, подозрительно напомнившую ту, которую я пересек незадолго до того, как свернул с тропинки изначально. Поборов в себе «неправильный» импульс сориентироваться по солнцу, пошел в случайном направлении — направо. И, конечно, довольно быстро вышел к тому месту, где я пересек эту дорогу в первый раз. Первая мысль была: «Добро пожаловать в реальный мир, Аль. Кунг-фу ты так и не знаешь, но стал на один шаг ближе к просветлению». Вздохнул, и пошел домой.

Домой пришел около часа. Уходил я без чего-то одиннадцать, а ходил где-то с час, судя по ощущениям внутренного хронометра и по степени усталости в ногах. Следовательно, носило меня явно где-то в Пограничье, оно такие шутки любит со временем шутить. И это плутание кругами тоже не спроста. Шел-то я почти всё время в одном направлении!

Зачем я всё это делал, я так и не понял. Но ощущение осталось приятное, а это главное.

Автор: Alqualos

Неудачник, ничтожество. Монстр, неспособный получать удовольствие от убийств, пыток и прочей хрени, которую люди обычно называют словом «жизнь».