Авторская мысль в фотографии

Одна из основных причин, если не единственная, по которой я никогда не стану фотографом, заключается в моём нежелании принять идею авторской мысли в фотографии. Если почитать какие-нибудь статьи или поговорить с фотографами, все как один твердят: «фотография должна выражать идею фотографа, бла-бла-бла…»

Так вот, я отказываюсь воспринимать фотографию иначе как фиксацию того, что фотографируется, а не того, что при этом творится в голове у фотографа. Меня подобный способ восприятия вполне устраивает и менять я его не собираюсь. В моём представлении, хорошая фотография должна хорошо изображать то, что на ней запечатлено. «Хорошо» — значит не «в соответствии с авторским замыслом», а «в соответствии с тем, какое оно есть». Если на фотографии изображена задница, она должна быть похожа на задницу, а не на то, чем фотограф её хотел изобразить.

Фотографии, не соответствующие этому представлению, меня не раздражают, но кажутся скорее забавными, чем представляющими какую-то художественную ценность. Вернее даже не так. Художественная ценность в них, безусловно, есть, но это если их вообще рассматривать как произведение искусства. То есть для меня есть просто фотография и фотография как произведение искусства. Причём второе — некое самодеятельное производное от первого. Это как автомобиль, который должен в первую очередь обладать кучей разных свойств, а уж в последнюю — быть красивым.

Поэтому фотографы, глядя на мои снимки, будут дружно вопить, что композиция неправильная, что сюжет не выражен, и что вообще всё хреново — и оно так, если смотреть с точки зрения искусства. Другое дело, что я и не собирался создавать произведение искусства с самого начала-то. Нафиг оно мне не надо.

Вперёд или никуда? Об ответственности

Общеизвестна мысль: лучше двигаться хоть куда-нибудь, чем стоять на месте. У меня всегда были проблемы с выполнением этого, но до сих пор я думал, что это всё от того, что я не хотел (или боялся) двигаться вперёд.

Оказывается, не так всё просто. Есть ещё один аспект, из-за которого всё становится не столь очевидно. Дело в том, что когда не очень понятно, куда идти, становится не очень понятно и как нести ответственность за то, что получится в результате.

Это случалось со мной уже несколько раз, на самом деле. Когда становилось совсем невмоготу в некотором состоянии, я шёл вразнос и делал всё возможное и невозможное, чтобы это состояние покинуть. В результате появлялась какая-нибудь жопа, и становилось совершенно непонятно, что с этой жопой делать. Сам заварил, сам и расхлёбывай — но как? Вот и получалось, что одна безвыходная ситуация сменялась другой, далеко не всегда лучшей.

Тут есть две тонких границы. Первая: это граница между «идти куда-то» и «уходить откуда-то». В моём случае всегда был второй вариант, потому что я никогда не знал куда идти. Получается что — бегство? Альтернатива? Стоять на месте?

Вторая тонкая граница менее очевидна. Она проявляется, когда примерно знаешь, чего хочешь. Тут возможны два варианта: когда примерно знаешь, что для этого нужно сделать, и второй — когда не знаешь. Граница тут пролегает вовсе не между этими двумя вариантами. Граница — между предсказуемостью и непредсказуемостью. То есть: можно идти наобум, не зная чем это грозит, а можно — всё чётко распланировав, выверив каждый шаг. Прикол в том, что никакое планирование не гарантирует предсказуемых результатов. То есть в обоих случаях неизвестно, к чему приведёт выбранная дорога, будь она выбрана осознанно или от балды.

Однако, подобный путь рассуждений ведёт нас к выводу, что раз результат непредсказуем, то и отвечать за него никто не может. Это, конечно, неправильно. Но если мы будем считать, что ответственность всё равно имеется, то получается, что отвечать придётся Хрен знает за что, причём в обоих случаях. Так вот, тонкая граница, о которой я говорил — это граница между ответственностью и безответственностью. Действовать наобум — безответственно? Пожалуй. А действовать, имея план действий? Тут сложнее. Пожалуй, безответственным это не будет, если действующий понимает, что не обязательно всё пойдёт по его плану.

Возникает вопрос: а что делать, если есть возможность действовать только наобум? Как перейти границу между ответственностью и безответственностью, так чтобы можно было и куда-то двигаться, и за последствия отвечать, какими бы они ни были? Задница получается. Или сиди и никого не трогай, или?

С другой стороны, я ведь теперь понимаю, что бесконечно сидеть на одном месте не могу. Значит, надо что-то сообразить до того, как в очередной раз пойду вразнос. Только мне уже совсем не соображается, запутался я.