Луговая алхимия

Вот же как всё происходит! Стоило ожить, и сразу потянулось в мою жизнь всякое разное… интересное. Нашел я совершенно потрясающий сайт «Сквозь стены Матрицы». Нашел — вы будете смеяться — на сайте эзотерических знакомств, но это отдельная история.

Если кому-то показалось сходство с Pnohteftu по одному только названию — вы отчасти угадали! Это тоже о свободе, но несколько в иной модели.

Пока я осилил только первую книгу, «Как ходить сквозь стены Матрицы. Луговая алхимия». О ней сейчас и пойдет речь. Сразу скажу, что всякое Таро я пропустил при чтении, так как оно мне мало интересно.

Модель примерно такова. Есть Луг — это образ изначального, светлого, святого. И есть Матрица — набор ограничений, наложенный на изначальное, видимо, для того, чтобы играть интереснее было. Тут ничего особо нового, это вы увидите и в Pnohteftu, и в саентологии, и много еще где. Характерной особенностью этой модели является то, что изначально постулируется, что людей много и они разные, но изначально абсолютно этичны, а поэтому конфликт желаний на высшем (луговом) в принципе невозможен — они Договариваются. Вопрос о том, сколько на Лугу людей и почему же в таком случае количество людей на Земле изменяется, остается незатронут, ну да ну его.

Единственное, что меня несколько насторожило в этой книге — какое-то уж слишком черно-белое разделение на луговое и матричное. В рамках рассматриваемой модели это правильно, конечно, но не следует забывать о том, что любая подобная модель может привести к излишней категоричности. Ловушка довольно банальная, но эффективная — попадаются в неё часто. Это ведь так соблазнительно — поделить всё на черное и белое! У меня, правда, сложилось впечатление, что у Аннунциаты какой-то иммунитет на эту ловушку, поэтому она даже не подумала о ней упомянуть. Но всё же.

В остальном это какой-то непрерывный, невообразимый кайф! В отличие от Pnohteftu, где порой приходится продираться сквозь достаточно лаконичные высшие материи, эта книга читается, как песня! Но главное — это тон, жизнерадостный, счастливый такой, им просто невозможно не заразиться. Хотя это я сейчас так говорю, а что бы сказал месяца три назад? Но месяца три назад мне и не могла попасться эта книга.

Отдельного упоминания заслуживает луговое делопроизводство. Аннунциата, ты гений! Обратить, казалось бы, самую матричную заразу, воплощение кристально чистого зла — бюрократию — против самой Матрицы! Браво! А я ведь этим пользовался, только в своей модели, где я всемогущий, поэтому и обращаться всегда надо к себе самому. И у меня всегда заявление принимало форму «Хочу того-то в такой-то срок». Разнообразить этот механизм мне даже не приходило в голову, а уж обращаться к другим людям — тем более.

Луговая алхимия ближе к так называемой реальности, чем Pnohteftu. Последняя рассматривает вселенную, как результат деления на части чего-то, чему и названия быть не может. Соответственно, всё рассматривается с точки зрения, что по большому счету людей нет вообще. И каждый сам себе б-г. У Аннунциаты же нет необходимости подниматься до такого уровня абстракции, ведь это более практичное, приземленное руководство. Если вселенная выглядит как населенная людьми, плавает как населенная людьми и крякает как населенная людьми, то почему бы и не считать её населенной людьми? И никто не запрещает стать свободным и счастливым по рецептам луговой алхимии, а потом пойти дальше уже путем Гаутамы Сидхартхи, ежели охота будет.

Мнения и сомнения

О пользе ржача… Чем больше мне нравится та или иная песня, тем больше меня тянет переврать слова.

Вот сейчас, напевая «Кочующих ёжиков» Марты Тэллас, переврал так, что вместо «сойтись во мнениях» выдал «войтись в сомнениях». Выдал, поржал… и задумался.

Ведь неспроста же «мнение» и «сомнение» — однокоренные слова. И не просто однокоренные. Приставка «со-» явно связана с латинской «co-»/«con-» (coprocessor — сопроцессор). То есть, получается, что есть мнение, и есть сопутствующее ему мнение, называемое сомнением. Если у меня просто есть мнение, это одно. Если же ему сопутствует сомнение, то получается, что мнение и сомнение являются частями чего-то целого, какого-то супермнения.

Что это значит на практике? Во-первых, сомнение — это тоже мнение. И относиться к нему надо соответствующе. Например, не гнать его от себя, а попытаться разобраться, откуда оно взялось и почему.

Во-вторых, если даже сомнение убрать, мнение становится неполноценным. Раз оно лишь часть целого, без сомнения в нём чего-то будет не хватать. Результат — «Есть только два мнения: моё и неправильное». В клиническом случае — фанатизм. Вывод: сомнения полезны.

В теории получается, что любое мнение обязано сопровождаться сомнением, причём в идеале являющимся дополнением к мнению, в математическом смысле. Например, если мнение гласит, что «жадность — это плохо»™, то идеальное сомнение — это не «а может, жадность — это хорошо?», а «а может жадность — это не плохо?».

И пусть бывает трудно нам
Подчас найти сомнение,
И плох нам дождь,
А еще хуже — снег.
И от избытка глупости,
А также самомнения
Съезжает крыша дружно и у всех.

Ощущения правильного и неправильного

У меня есть два способа понять, как поступать. Отрицательный и положительный.

Отрицательный очень ярко выражен. Это ощущение неправильности того или иного действия. Если его проигнорировать, последствия могут быть очень неприятными. Самый яркий пример — когда я признался в любви. Двенадцать лет потом в себя приходил. Ну, тогда иначе сложиться и не могло. Но больше я подобным образом на грабли наступать не намерен (в смысле, не намерен игнорировать это ощущение, а не в любви признаваться!). Другие примеры — недавно чуть было не устроился на работу в Лондоне. Но там ощущение неправильности было настолько сильным, что проигнорировать я его не смог. И только сейчас понимаю, чего я избежал. Даже для общительных цивилов эмиграция — сущий ад, а для меня, неспособного заводить связи и знакомства?

Положительный интереснее. Это несильное, но всегда очень внезапное и кажущееся совершенно беспричинным побуждение. Я даже в ста фактах его отмечал. Ручка на шкафу — из этой серии. Захотел и положил. Сегодняшний поход в лес — тоже. Нечто подобное было у Раткевич в «Джет из Джетевена», хотя из меня Мастер Смысла тот еще. У этого вида побуждений есть одна особенность: надо быть собой, чтобы это работало. Поэтому за последние двенадцать лет у меня такого ни разу не было. К сожалению, даже когда я — это я, а не рогатая свинья, оно тоже не всегда появляется.

Что делать, когда никаких ощущений нет, я пока не понял. Нести бред, наверное, что же еще?

Признавайтесь в любви в реале!

Всё время, пока работала моя внутренняя «аварийная комиссия», меня не покидала мысль, что я упускаю из вида что-то очень простое, очевидное, но очень важное. Когда до меня доперло, что я пытался использовать любовь для ухода от реальности, я было подумал «Вот оно!», но сомнения продолжали грызть.

И только когда я пытался после всего этого заснуть под грохот орудий пыток, меня осенило. Хеврат мою хашмаль, я же признался в любви по мылу!!! Да, тогда я не видел разницы, что мыло, что аська, что реал… Но тогда я был молодой и умный, а сейчас-то я старый и мудрый (но глупый).

Товарищи! Не признавайтесь в любви через интернет! И по телефону тоже не признавайтесь! Только при личной встрече, причем ясно, что не при первой. Для цивила этот совет, конечно, абсолютно бесполезен — у него и мысли не может возникнуть, что можно как-то иначе. А вот тем, кому что сеть, что реал — один Хрен, сложно переоценить важность этого простого правила.

И дело тут вовсе не в том, что сеть — это неправильно, нереально, «понарошку» (нужное подчеркнуть). Нет, конечно, если вы всерьез так думаете, то для вас это так и есть. Но, даже если для вас это не так, то правило всё равно действует. Оно даже становится важнее. Тут всё дело в том, что в реале живут некоторые противные тараканы, пробуждение которых предсказать трудно, считай что для простого смертного и вовсе невозможно. И как этот таракан себя поведет, а главное — удастся ли его раздавить, предсказать тоже проблематично. Вот мы ровно на эти грабли и наступили. В сети всё было хорошо, а после личной встречи… ну, не будем о грустном.

Будьте мудрыми, учитесь на чужих ошибках! Если вам повезет и вас таких тараканов не обнаружится, то и так, и так всё будет хорошо. А если ничего не выйдет, то пусть уж лучше сразу, чем расплачиваться потом за неоправданную эйфорию.

Любовь и влюбленность

Прочь, доктор, прочь!
Убирайся прочь!
Другим на комплексы дави!
Ни через год, ни в эту ночь
Не вылечишь ты моей любви.
— пародия Ангелены на «Элисон Гросс»

Ну вот, когда с прошлым, наконец, покончено, можно и пофилософствовать.

Я очень четко разделяю любовь и влюбленность. И раньше разделял, но раньше я их плохо различал и вдобавок полагал, что это чуть ли не взаимоисключающие понятия. Ага, как же.

Начнем с определений. Влюбленность — очень простая и понятная штука. Чаще всего именно её люди и принимают за любовь. Влюбленность — это влечение (надеюсь, понятно, что не только половое). Это желание быть вместе, это фиксация на объекте влюбленности, до которого уменьшается весь мир.

Любовь — штука такая, что словами и не опишешь. Любовь меняет весь мир. Он становится совсем другим, живым что ли. При влюбленности такое тоже возможно, но только если она взаимна. Любовь — очень, очень высокое и чистое чувство. Это ближайшее к уровню основы мироздания, что вообще может ощутить простой смертный. Любовь — это свобода и могущество. Свобода? Да, именно! Она не ограничивает, а, напротив, придает силы, а с силами увеличиваются и возможности, то есть свобода.

Все отрицательные явления, которые обычно ассоциируются с любовью, вызываются исключительно влюбленностью! И ревность, и боль, и тяжесть разлуки. Влюбленность вообще страшно эгоистична. Если она взаимна — это рай на двоих, если нет — это персональный ад.

Любовь абсолютно лишена эгоистичности. Любящий, если он притом не влюбленный, будет счастлив, искренне счастлив, если любимый человек счастлив. Иначе и быть не может.

Подвох тут, однако, в том, что любовь и влюбленность приходят часто вместе. И тогда их Хрен различишь. Притом, может это у меня личный бзик, но если влюбленность приходит одна, то она у меня быстро проходит (если она не взаимна, взаимной влюбленности без любви у меня не было). Если же она садится на хвост любви… Ну, такой опыт у меня был только один, и у меня ушло аж двенадцать лет, чтобы отделаться от влюбленности, которая превращала мою жизнь в настоящий ад. Ну, точнее, это я сам превращал, но какая разница?

Причем, что любопытно, объекты влюбленности и любви у меня могут не совпадать. Дважды за эти двенадцать лет я влюблялся, а любовь как была одна — та, первая, единственная — так и никуда не делась. И это замечательно, потому что именно она в итоге позволила мне выплыть! Ах, какое же это счастье — знать, что Она где-то живет, радуется, наслаждается, познает мир… и то, что Она счастлива с кем-то, тоже радует!

Может ли любовь быть не один раз в жизни? Наверное, может. Просто я почему-то не хочу любить никого другого, только Её… Это может измениться со временем, но специально насиловать я себя не собираюсь. Хватит уже, изнасиловал себя так, что чуть не помер. Буду теперь жить так, как хочу, любить кого хочу и радоваться тому, что я — именно я — называю жизнью!

В могуществе нельзя сомневаться

Неловко себя чувствую, публикуя цитаты из личной переписки, но раз в них нет ничего личного, то лама ло?

В могуществе, я считаю, нельзя сомневаться. Если иногда чего-то не хочется делать, то это не значит, что ты этого не можешь, это значит исключительно, что тебе это не нужно, что это просто-напросто не твой путь и всё.

На тот момент, когда Она мне это написала, я и так уже давно это знал. А сейчас вот подзабыл, оказывается.

Свобода или любовь?

Продолжаю читать письма любимой. Чем дальше, тем больше удовольствия мне доставляет этот процесс. Сейчас наткнулся на фрагмент какой-то книги, который Она мне прислала. Там вообще редкостная чушь, но в конце предлагается сделать интересный выбор.

Ты стоишь у Горна. Забудь все то, чем ты считал себя раньше. У тебя нет имени, нет возраста и пола, нет языка, нет отечества. Ты лишь груда меди, из которой сейчас будет выплавлено золото. И из этого золота ты откуешь свой меч. Один из этих даров — твой. Он — тот металл, из которого ты откуешь свой меч.

Любовь
Вера
Знание
Доблесть
Мир
Торжество
Царство
Свобода
Верность
Справедливость
Благородство
Провидение

Тогда я выбрал, конечно, свободу. Сейчас я бы не задумываясь выбрал любовь. Но… я бы не назвал свой тогдашний выбор глупым. На самом деле, как это ни парадоксально звучит, любовь и свобода — это почти одно и то же. Истинная любовь освобождает, а истинная свобода — это и свобода любить в том числе. И быть любимым, как бы банально это не звучало.

А следующий выбор там был

Если идешь от дома в огромный и свободный мир — выходи из него утром, в седьмом часу рассвета. Если идешь домой освобожденный, дом для тебя — не клетка, а обетование, ибо свободу свою несешь в себе, возвращайся благословенным вечером в седьмом часу пополудни.

И тут я офигел. Тогда я выбрал «из дома утром». Лама? По двум причинам. Одна — неважная. Просто я предпочитаю отправляться в дорогу утром и не люблю это делать на ночь глядя. Но это фигня. А вот второе… Как я мог забыть — не знаю, но тогда меня ужасно тянуло ко всяким странствиям и чувство дома у меня отсутствовало напрочь. Поэтому выбор был очевиден.

Теперь же между выбором «из дома» или «домой» я однозначно выбираю «домой»! Лама? А Хрен его знает! Впрочем… всё ясно, на самом-то деле.

Странствовать я любил только в мечтах. Нет, я бы и сейчас не отказался от вечных странствий между мирами, если бы к ним прилагалось могущество, достаточное для того, чтобы не испытывать никаких бытовых неудобств, страданий и опасностей. Впрочем, от дома я бы тоже не отказался.

Одно не изменилось во мне: как тогда этот выбор мне не понравился, так и сейчас он мне не нравится. Хочу полную свободу перемещений с опцией немедленного возвращения домой в любое время суток! О как.

Путаница уровней абстракции

Нет, я всё-таки балдею от Pnohteftu. По-моему нигде больше не изложены так лаконично и внятно самые простые вещи о том, как устроен этот мир с высшей точки зрения. Правда, приходится по несколько раз перечитывать, чтобы врубиться, но это не из-за того, что слишком сложно, а из-за того, что слишком просто. Ну, это неизбежно, тема такая.

Так вот. Я не сразу понял, что такое “confusion of orders of abstraction”. А ведь всё просто. Есть высший уровень абстракции — всё. Действительно, сложно придумать более всеобъемлющее понятие, чем «всё». А дальше делается такой, казалось бы, примитивный трюк: делим «всё» на произвольные части, скажем, на хорошее, плохое и никакое. И приравниваем абстракции разного уровня, например: «всё плохо». Хлоп! Ловушка для дурака готова. Дальше, чтобы отвлечься от шибко умной мысли «А правда ли всё плохо?» и еще более умной «А правда ли, что плохо — это всё?», мы ставим ложные проблемы вроде «Почему всё плохо?». Вот мы и попались в ловушку, которую сами же создали.

Автор пишет о том, какая это бяка — приравнивать «всё» и «плохо». Это ошибка, совершенная буддистами еще в незапамятные времена. Также автор вскользь упоминает, что приравнивать «всё» и «хорошо» — не меньшая глупость. Согласен. Но вот автор совсем не упоминает про третью часть — «никакое». А ведь это, на мой взгляд, еще похуже первых двух будет!

Смотрите. Приравнивающих «всё» и «плохо» не так много. Не знаю, сколько буддистов всерьез верят в эту глупость, но думаю, что даже среди них их немного. У остального же люда идея «всё плохо» массовой поддержки не находит.

Идея «всё хорошо», по-моему, еще менее популярна по вполне очевидным причинам.

А вот идея «всё никакое», «всё, что есть, — ни плохо, ни хорошо» — идея очень опасная. В принципе, в какой-то мере мой здравобредизм тоже является разновидностью этой ловушки, особенно, если его неправильно понять. Ведь что означает идея, что всё есть бред? Бред — это ведь ни хорошо, ни плохо. Как бы. Подвох, конечно, в том, что бред лишь сам по себе ни хорош, ни плох. Мы же можем сделать его как хорошим, так и плохим. Наше отношение к бреду определяет его суть. Потому он и называется бредом, что лишен сам по себе какого-либо смысла, но смысл ему всегда можно придать.

Сама же идея о том, что в мире нет ничего плохого и ничего хорошего, весьма популярна. Высшее её проявление — всеобщая серость и полная апатия. А апатия — это даже хуже, чем плохо. Это никак. Это тупик.

Вывод: нефиг путать разные уровни абстракции. Всё — это всё, и оно по определению не может быть равно чему-то. Пожалуй, мне стоит подкорректировать основные постулаты здравобредизма.

Hope must die!

Докладываю! В предыдущей записи обнаружено ругательное слово «надежда». Я нечаянно, честное слово! Обещаю исправиться.

Нет, ну если серьезно: надежда — это желание несбыточного. Нафиг, нафиг, нафиг. Желать надо так, чтобы желания исполнялись, а не надеяться!

Вершители

Спустя надцать лет до жирафа наконец-то дошло, что не так с максофраевскими вершителями. Их желания исполняются «рано или поздно, так или иначе». Вот это-то и не так.

Желания — это такая штука, которая исполняется всегда вовремя и всегда так, как надо.

Для чайников: если желание не исполняется, исполняется не вовремя или не так, значит имеется другое (как правило, более ранее) желание, чтобы рассматриваемое желание именно так и исполнилось. Часто этих желаний бывает целая путаная цепочка. Например, чтобы исполнилось желание взлететь, нужно сначала отмотать эту цепочку до желания, чтобы законы физики действовали. Ну, или воспользоваться летательным аппаратом.