Чего я хочу?

Ага, оно таки случилось. С самого начала, как только я начал приходить в себя, я знал, что так и будет. Сам процесс был немного не таким, как я его себе представлял, а вот итог закономерен.

После того, как схлынули всякие неприятные ощущения, пришла эйфория не эйфория, но что-то такое радостное, хорошее, теплое… Конечно, оно не могло длиться долго. И вот, как только оно тоже схлынуло, я оказался в крайне знакомой, но оттого ничуть не более понятной ситуации.

Сижу и не знаю — чего я хочу? Не абстрактно, в перспективе, а вотпрямщас. Вчера поиграл в Dishonored по наводке Викинга, что-то как-то не пошло. То есть да, игра классная, но то ли настроение было неподходящее, то ли игры — это вообще больше не мое, не знаю. Но осталось четкое ощущение, что зря потратил время.

Сегодня же полдня сижу и вообще не знаю, чем заняться. Две наводки — это хорошо, но что делать, когда нет ни той, ни другой? Нет побуждения что-либо сделать, и в то же время сидеть без дела скучно. А любые мысли натыкаются на вторую наводку — это неправильно, это не то, это нельзя…

Ощущаю себя каким-то паразитом, который тянет из людей идеи, мысли, желания. Но вот людей-то в моей жизни уже и не осталось. Да и кому нужен тот, кому ничего не интересно?

Тьфу, гадость. Хорошо хоть в депрессию оно меня больше не загоняет. Хренушки. Даже если я всю оставшуюся жизнь буду сидеть и размышлять, чем бы таким заняться, я собираюсь хотя бы это сделать с удовольствием!

Пойду посмотрю Just Like Heaven, что ли.

Пытаемся помириться с прошлым

Хотел любимую с Новым годом поздравить, что-то не вышло… Почта не отвечает, вконтактик тоже какие-то непонятные палки в колеса вставляет. Плохо я с ним знаком.

Теперь сижу, думаю, что бы это значило. Очевидно, если у меня чего-то не получается, значит я этого чего-то не хочу. Почему? Намерения у меня вроде бы самые простые и понятные. Хочу лишь, чтобы она знала, что у меня всё хорошо, и пожелать ей всего самого-самого лучшего от всей души.

Неужели я не готов пока посмотреть в лицо своему прошлому? Да вроде бы готов. Никаких отрицательных чувств, никакого ощущения неправильности, недозволенности.

Единственный вариант, при котором я могу не хотеть с ней связаться, если она сама этого не хочет. Тогда — да, не хочу навязываться. Но… я не могу себе представить, с чего бы? Расстались мы вроде довольно мирно, договорились, что будем друг другу писать, если будет подходящее настроение. Конечно, с тех пор почти двенадцать лет прошло, но тем более должно быть всё как-то проще…

Ладно, подожду. Если в этом есть необходимость, оно само разрулится. А если нет… ну что же, тогда пусть у неё всё будет хорошо!

Ощущения правильного и неправильного

У меня есть два способа понять, как поступать. Отрицательный и положительный.

Отрицательный очень ярко выражен. Это ощущение неправильности того или иного действия. Если его проигнорировать, последствия могут быть очень неприятными. Самый яркий пример — когда я признался в любви. Двенадцать лет потом в себя приходил. Ну, тогда иначе сложиться и не могло. Но больше я подобным образом на грабли наступать не намерен (в смысле, не намерен игнорировать это ощущение, а не в любви признаваться!). Другие примеры — недавно чуть было не устроился на работу в Лондоне. Но там ощущение неправильности было настолько сильным, что проигнорировать я его не смог. И только сейчас понимаю, чего я избежал. Даже для общительных цивилов эмиграция — сущий ад, а для меня, неспособного заводить связи и знакомства?

Положительный интереснее. Это несильное, но всегда очень внезапное и кажущееся совершенно беспричинным побуждение. Я даже в ста фактах его отмечал. Ручка на шкафу — из этой серии. Захотел и положил. Сегодняшний поход в лес — тоже. Нечто подобное было у Раткевич в «Джет из Джетевена», хотя из меня Мастер Смысла тот еще. У этого вида побуждений есть одна особенность: надо быть собой, чтобы это работало. Поэтому за последние двенадцать лет у меня такого ни разу не было. К сожалению, даже когда я — это я, а не рогатая свинья, оно тоже не всегда появляется.

Что делать, когда никаких ощущений нет, я пока не понял. Нести бред, наверное, что же еще?

Признавайтесь в любви в реале!

Всё время, пока работала моя внутренняя «аварийная комиссия», меня не покидала мысль, что я упускаю из вида что-то очень простое, очевидное, но очень важное. Когда до меня доперло, что я пытался использовать любовь для ухода от реальности, я было подумал «Вот оно!», но сомнения продолжали грызть.

И только когда я пытался после всего этого заснуть под грохот орудий пыток, меня осенило. Хеврат мою хашмаль, я же признался в любви по мылу!!! Да, тогда я не видел разницы, что мыло, что аська, что реал… Но тогда я был молодой и умный, а сейчас-то я старый и мудрый (но глупый).

Товарищи! Не признавайтесь в любви через интернет! И по телефону тоже не признавайтесь! Только при личной встрече, причем ясно, что не при первой. Для цивила этот совет, конечно, абсолютно бесполезен — у него и мысли не может возникнуть, что можно как-то иначе. А вот тем, кому что сеть, что реал — один Хрен, сложно переоценить важность этого простого правила.

И дело тут вовсе не в том, что сеть — это неправильно, нереально, «понарошку» (нужное подчеркнуть). Нет, конечно, если вы всерьез так думаете, то для вас это так и есть. Но, даже если для вас это не так, то правило всё равно действует. Оно даже становится важнее. Тут всё дело в том, что в реале живут некоторые противные тараканы, пробуждение которых предсказать трудно, считай что для простого смертного и вовсе невозможно. И как этот таракан себя поведет, а главное — удастся ли его раздавить, предсказать тоже проблематично. Вот мы ровно на эти грабли и наступили. В сети всё было хорошо, а после личной встречи… ну, не будем о грустном.

Будьте мудрыми, учитесь на чужих ошибках! Если вам повезет и вас таких тараканов не обнаружится, то и так, и так всё будет хорошо. А если ничего не выйдет, то пусть уж лучше сразу, чем расплачиваться потом за неоправданную эйфорию.

Мечты

Жизнь идет где-то за стеною,
А ты в плену пустоты.
О, как жаль, но всему виною.
Мечты, мечты, мечты…
— «Ария»

С незапамятного детства, лет этак с пяти-шести, я очень любил мечтать. Причем не о том, чтобы стать взрослым и богатым, и даже не о том, чтобы стать летчиком или космонавтом (хотя на Луну под влиянием Незнайки слетать хотел), а о чём-нибудь ну совсем несбыточном. Например, что я вдруг окажусь пришельцем из иного мира, и меня найдут мои собратья и заберут меня туда, где мне будет хорошо. Или что я, повзрослев, вспомню свою прошлую жизнь и обрету охрененное могущество.

Мечты мутируют и подстраиваются под контекст. После того, как мы с любимой расстались, мечты стали принимать всякие формы на эту тему. То Она вдруг оказывалась моей возлюбленной из прошлой жизни, и прибывшая за нами сестра возвращала нам память, после чего мы снова были вместе, как в последние две с половиной тысячи лет. То за ней начинали охотиться какие-нибудь злобные пришельцы, опять-таки из нашей прошлой жизни, но тут я вспоминал, кто мы такие, обретал свое могущество и приходил ей на помощь. Дальше в зависимости от настроения могло быть по-всякому. Например, я помогал ей анонимно, разделывался с врагами и оставлял её гадать, что это было. То я спешил на помощь в открытую, но она не вспоминала ничего, и мне приходилось уходить, выполнив свой долг. То она опять-таки всё вспоминала.

Стыдно (но нужно!) даже признаваться, но апофигеем этой линейки был ряд сюжетов, где главным злодеем оказывался её парень. Он втирался к ней в доверие, чтобы потом довести до отчаяния, ударив в такой момент, когда ей это будет больнее всего. Конечно, я вмешивался, и конечно, я мог лишь спасти ей жизнь, но не мог спасти её от отчаяния. И я уходил, зная, что она обязательно справится, потому что она сильная.

Конечно, всё это редкостная фигня. И меня даже посещали неоднократно мысли, а не действительно ли эти мечты «всему виною». Не являются ли они для меня суррогатом настоящей жизни? Теперь я, наконец-то, могу ответить себе честно: нет, не являются. Это другое. Это лишь способ выплеснуть накопившееся, причём способ приятный. Мне нравится так мечтать. Это не доставляет мне никакого чувства неправильности, неловкости, что я делаю что-то не то. И это хорошо. Не хотелось бы с этими мечтами расставаться.

Сейчас, в связи с наступившим катарсисом, мечты в очередной раз мутировали. Теперь один из наших братьев из прошлой жизни является, чтобы забрать нас отсюда, причём не спрашивая нашего мнения. Тут я обретаю могущество и вмешиваюсь, доказывая ему, что у неё теперь своя человеческая жизнь здесь и только ей решать, уходить или нет. Сам же решаю не уходить, а остаюсь здесь со своим новым могуществом, чтобы помочь ей в случае крайней необходимости, так что братец наш вынужден отправляться назад несолоно хлебавши. Должен сказать, такая мечта мне нравится гораздо больше предыдущей серии, так держать!

Любовь и влюбленность

Прочь, доктор, прочь!
Убирайся прочь!
Другим на комплексы дави!
Ни через год, ни в эту ночь
Не вылечишь ты моей любви.
— пародия Ангелены на «Элисон Гросс»

Ну вот, когда с прошлым, наконец, покончено, можно и пофилософствовать.

Я очень четко разделяю любовь и влюбленность. И раньше разделял, но раньше я их плохо различал и вдобавок полагал, что это чуть ли не взаимоисключающие понятия. Ага, как же.

Начнем с определений. Влюбленность — очень простая и понятная штука. Чаще всего именно её люди и принимают за любовь. Влюбленность — это влечение (надеюсь, понятно, что не только половое). Это желание быть вместе, это фиксация на объекте влюбленности, до которого уменьшается весь мир.

Любовь — штука такая, что словами и не опишешь. Любовь меняет весь мир. Он становится совсем другим, живым что ли. При влюбленности такое тоже возможно, но только если она взаимна. Любовь — очень, очень высокое и чистое чувство. Это ближайшее к уровню основы мироздания, что вообще может ощутить простой смертный. Любовь — это свобода и могущество. Свобода? Да, именно! Она не ограничивает, а, напротив, придает силы, а с силами увеличиваются и возможности, то есть свобода.

Все отрицательные явления, которые обычно ассоциируются с любовью, вызываются исключительно влюбленностью! И ревность, и боль, и тяжесть разлуки. Влюбленность вообще страшно эгоистична. Если она взаимна — это рай на двоих, если нет — это персональный ад.

Любовь абсолютно лишена эгоистичности. Любящий, если он притом не влюбленный, будет счастлив, искренне счастлив, если любимый человек счастлив. Иначе и быть не может.

Подвох тут, однако, в том, что любовь и влюбленность приходят часто вместе. И тогда их Хрен различишь. Притом, может это у меня личный бзик, но если влюбленность приходит одна, то она у меня быстро проходит (если она не взаимна, взаимной влюбленности без любви у меня не было). Если же она садится на хвост любви… Ну, такой опыт у меня был только один, и у меня ушло аж двенадцать лет, чтобы отделаться от влюбленности, которая превращала мою жизнь в настоящий ад. Ну, точнее, это я сам превращал, но какая разница?

Причем, что любопытно, объекты влюбленности и любви у меня могут не совпадать. Дважды за эти двенадцать лет я влюблялся, а любовь как была одна — та, первая, единственная — так и никуда не делась. И это замечательно, потому что именно она в итоге позволила мне выплыть! Ах, какое же это счастье — знать, что Она где-то живет, радуется, наслаждается, познает мир… и то, что Она счастлива с кем-то, тоже радует!

Может ли любовь быть не один раз в жизни? Наверное, может. Просто я почему-то не хочу любить никого другого, только Её… Это может измениться со временем, но специально насиловать я себя не собираюсь. Хватит уже, изнасиловал себя так, что чуть не помер. Буду теперь жить так, как хочу, любить кого хочу и радоваться тому, что я — именно я — называю жизнью!

Результаты работы аварийной комиссии

Аварийная комиссия завершила анализ телеметрической информации объекта «Альквалос» за период с 17 октября 2001 г. по 15 мая 2005 г.

Информация при анализе была разделена на три участка:

  1. До старта: 17 октября 2001 г. — 28 февраля 2004 г. (244 ТМ-кадра).
  2. От старта до события: 19 марта 2004 г. — 11 сентября 2004 г. (125 ТМ-кадров).
  3. После события: 14 октября 2004 г. — 15 мая 2005 г. (27 ТМ-кадров).

Итого 396 телеметрических кадров. «Нестыковка» во временах объясняется пропаданием телеметрии непосредственно перед стартом и после события.

Анализ телеметрической информации показал следующее.

  1. До старта все параметры находились в норме. Получено большое количество ценных данных от философской полезной нагрузки.
  2. Пропадание информации непосредственно перед стартом было признано штатным и было вызвано необходимостью предстартовой зарядки батарей питания бортовых систем.
  3. Сразу после старта показания мимимиметра ожидаемо ушли в «зашкал».
  4. Первый незначительный (в пределах нормы) сбой зафиксирован 28 апреля 2004 г.
  5. Ориентировочно в начале-середине мая 2004 г. показания мимимиметра выходят из «зашкала», однако продолжают сохранять ожидаемо высокие значения, периодически уходя в «зашкал».
  6. Последний «зашкал» мимимиметра зафиксирован 28 июня 2004 г.
  7. В период с 30 июля по 17 августа наблюдалось пропадание телеметрии в связи с включением системы IRL.
  8. 18 августа 2004 г. зафиксированы одновременно резкий спад показаний мимимиметра до нуля, сбои в системе «понимание» и уход в «зашкал» параметра «неадекватность».
  9. 26 августа 2004 г. параметр «неадекватность» вышел из «зашкала», но по-прежнему находится выше нормы.
  10. После 11 сентября 2004 года все параметры пошли «в разнос». Дальнейший анализ невозможен.

Основываясь на вышеизложенном, комиссия пришла к следующим выводам.

  1. Необратимый процесс начался между 3 и 18 августа. Более точное время не удается установить из-за отсутствия телеметрии и наземных записей.
  2. Первым признаком нештатной ситуации был рост параметра «неадекватность», возникший из-за сбоя в системе IRL.
  3. Рост параметра «непонимание» являлся прямым следствием роста параметра «неадекватность», причем по всем системам.
  4. Предотвращение нештатной ситуации было невозможным, однако при должной осведомленности можно было существенно уменьшить тяжесть последствий.

Так, теперь по-русски. Итак, во-первых, моя идея, что всё развалилось из-за того, что мы слишком непохожи — чушь собачья. Напротив, всё развалилось из-за того, что мы слишком похожи. Оба вбили в голову себе всякую дурь, оба отказались принимать ответственность за происходящее и пустили, по сути, всё на самотек. Естественно оно развалилось, да еще самым нелицеприятным образом!

Во-вторых, я окончательно убедился, что здесь нет правых и виноватых. Как бы мне ни хотелось считать, что всё произошло исключительно из-за меня, начала процесс развала Она и закончила его тоже Она. Я же, во-первых, изо всех сил помогал ей всё развалить вначале, а затем принял все возможные усилия, чтобы увеличить тяжесть последствий потом.

В-третьих, в самом начале, когда я принял решение признаться в любви, я чувствовал, что делаю неимоверную глупость. Подобные предчувствия меня никогда не обманывали, и игнорировать его было нельзя. Проблема в том, что я поставил перед собой ложную дилемму — признаваться или нет. В то время как очевидный ответ в том, что признаваться надо было, но сначала было бы неплохо в себе разобраться и малость поумнеть.

В-четвертых, мы сделали очень большую глупость сразу же — не спросили себя, а что мы, собственно, хотим? Чтобы желания вершителей исполнялись, они должны быть понятны самим вершителям. Мы же действовали по схеме «любовь есть — остальное приложится», не утруждая себя мыслями о том, что же это «остальное». Ну оно и приложилось. Так приложилось, что мало не показалось.

В-пятых, я пытался стать её тенью. Я не хотел полноценной жизни, хотел лишь быть рядом, поддерживать в трудные минуты и делить радость в счастливые моменты. Но не может быть болотный гоблин тенью живого человека. Вот здесь действительно сыграли наши различия, хотя, как я теперь понял, это далеко не главное.

В-последних, и это самое главное, я пытался использовать любовь для ухода от реальности! Я не хотел, не хочу и вряд ли захочу жить полноценной жизнью. Не надо мне это. Но тогда я этого не понимал. Любовь как средство ухода от реальности — само по себе не криминал, что бы там люди не говорили, но очень важно было это осознавать!

Альквалос ван Винкль

Вот дожили, блин. С одной стороны, конечно, хорошо. Дочитав письма любимой до ключевого момента обнаружил, что и после этого момента они у меня ничего, кроме безграничного умиления не вызывают. С другой стороны, у меня от этого зашкаливающего мимимиметра началась бессонница. И ладно бы в обычной форме, когда заснуть удается с трудом, а дальше всё хорошо. Черта с два! Заснул я как убитый, а потом проснулся во втором часу и всё — сна ни в одном глазу.

Нет, ну это понятно. С одной стороны — я как бы вернулся в прошлое. У меня тогда точно также было. Причём не то чтобы я не высыпался, очень даже высыпался, за 4–5 часов. Так и сейчас я чувствую себя вполне бодро. Главное, чтобы завтра (то есть уже сегодня) не чувствовать, как после ночной смены усиления. Ну да ладно, это всё временно.

Что забавно в этом во всём, так это то, что я чувствую себя так, словно эти двенадцать лет все проспал, а сейчас проснулся. Конечно после двенадцатилетнего сна спать не хочется! А что особенно забавно, так это то, что в период активной никомании юности среди моих ников кроме всяких попсовых Люков Скайуокеров (и даже Леи Органы) числился Рип ван Винкль, под влиянием романа «Лес» БГ. Но имя это не БГ ведь придумал! Да-да, это тот самый мужик, что проспал 30 лет. Правда, я проспал лишь 12, да и в остальном у нас показатели расходятся, к счастью. Но всё равно забавно.

Ну что, продолжу чтиво, раз такое дело.

Ручка на шкафу

У меня на шкафу лежит ручка. Гелевая, кажется. Давно лежит. У родителей жил, она там лежала. И на новой квартире лежит. Торчит себе слегка со шкафа, чтобы её снизу видно было, и лежит себе. Зачем? Не задавайте глупых вопросов. Еще бы спросили «почему». Как селедка — покрасил, повесил и чтоб не догадались!

Любимая мне про неё в своё время написала: «Все меняется, проходит, а ручка лежит… Как ось, связующая пространство в разные моменты времени…» Вот точно так и есть.

Лучший способ самосовершенствования

Вот еще один подарок тринадцатилетней давности от любимой:

Просто когда доходишь до какой-то точки, понимаешь, что уже и «хочу или нет» и «могу или нет» не имеют никакого значения, а появляется ощущение «нужно», и это ощущение становится настолько сильным, что ты уже ничего не можешь сделать.

Как интересно. А у меня — ровно наоборот. Вернее, как наоборот… Бывает и такое, но редко. А обычно я вполне осознанно решаю, что мне нужно то-то, затем пытаюсь себя убедить, что могу, с переменным успехом, потом пытаюсь это самое сделать, а потом сдаюсь и бегу назад сломя голову, к привычной жизни. Вот здесь-то наши пути и разошлись.

Разошлись-то разошлись, но что это значит? В своём сопротивлении переменам я не вижу ничего противоестественного. То есть это не какая-то бяка от которой я предпочел бы избавиться — оно воспринимается как часть меня самого. Значит ли это, что моя цель присутствия здесь заключается не в том, чего можно достичь, кардинально меняя образ жизни? Мой путь — внутренний? Ответ нужно искать в себе, а не в мире (в модели, где мир не рассматривается как часть меня)? Пожалуй. Неспроста же я изменился так за последнее время, стоило лишь мне вспомнить, кто я? Хм, какое громкое заявление. Издержки словесных формулировок.

Интересно, а мое сопротивление новой информации тоже из этой области? Может, я не ту информацию пытаюсь потреблять? Скажем, послать на Хрен программирование, японский, иврит, ирландский и даже (о ужас) квантовую механику? А что тогда? Или не потреблять, а самому нести бред, как сейчас? Пожалуй, это было всегда самым эффективным способом что-либо понять. Значит, решено.

Эх, только обсуждать весь этот бред не с кем. Жаль, что я лишился такого замечательного собеседника как Она.