Уф, кажется отпустило

Давненько как-то меня тут не было. Но это не значит, что всё настолько плохо, а скорее ровно наоборот. Когда меня начало очередной раз затягивать в бездну пустоты, случилось чудо: меня вытащили. Точнее, вытащила :-)

Это пробовали сделать многие. Результат бывал в лучшем случае нулевым, в худшем — отрицательным. А она… Она не сделала ничего особенного. Она не стала настойчиво убеждать меня, что «не всё так плохо»™ — это обычно приводило к тому, что несостоятельность аргументов только убеждало меня в том, что «всё» таки плохо. Она не стала предлагать мне бесконечные варианты решения проблемы — заняться «чем-нибудь», попробовать поискать положительные стороны в жизни и в себе, или же просто выкинуть эту дурь из головы. Нет, она просто продолжила общаться со мной как с человеком, а не как с никчемным убожеством… и тут случилась какая-то магия: мне вдруг стали приходить на ум разумные мысли! Так то: а что, собственно, случилось? Так ли плохо, что я такой никакой? Жизнь-то продолжается… Причем эти мысли не были какими-то притянутыми за уши, а такими… естественными…

Результат — не эйфория, не отчаяние, не депрессия… Что-то спокойное, тихое, теплое, ламповое, уютное… Ну что я могу сказать? Вовремя она меня нашла. Хоть бы в этот раз всё получилось.

Лама?

Вот последний месяц я прожил с очень хорошим ощущением, несмотря на то, что в моей жизни ничего не изменилось. Так почему же, почему я не могу так жить постоянно? Если я такой убогий, что не могу ничего, что меня ничего не интересует, то что бы мне не жить как живется? Вот обязательно заморачиваться этой всей хренью? От заморочек лучше-то не становится, так зачем они мне?

И да, я таки живой, несмотря ни на что. Просто жизнь у меня такая… пустая.

Вообще я в последнее время обленился до невозможного. Я думал, что после того, как я оклемаюсь окончательно, это уйдет. Авотфиг. Даже в начале этого ада было как-то продуктивней. Я, помнится, в период 2004–2008 годов столько всего переделал на работе интересного. А сейчас не хочется делать вообще ничего.

Интересно, что будет, если я перестану пытаться себя анализировать? Долго я так смогу выдержать? Если просто расслабиться и пытаться получать удовольствие от того, что есть, даже если это ничто. Хотя вряд ли я так протяну хоть сколько. Всякие мысли полезут почти немедленно.

Я всегда был задвинут на свободе. В результате получается идиотизм полный. Внешняя свобода ограничена почти полностью идиотской системой, а свобода внутренняя, которая теоретически должна быть не ограничена ничем, почему-то тоже почти полностью отсутствует. Самое страшное рабство — это быть рабом самого себя.

Но корень проблемы, как мне кажется, всё-таки в том, что мне всё очень быстро надоедает. Лама? Рабочая гипотеза, что это из-за смеси лени и перфекционизма. Я быстро чем-то увлекаюсь, потом понимаю, что серьезное увлечение подразумевает серьезные усилия, мне становится лень, я понимаю, что серьезного уровня в своём увлечении не достигну, и свое увлечение бросаю. Но почему я не могу просто чем-то заниматься с удовольствием, не пытаясь ничего достигнуть? Важен ведь процесс, а не результат. Не понимаю.

Положительное

Может показаться после предыдущего поста, что «всё плохо»™, но это довольно далеко от истины. Надо подбить и положительные итоги.

Во-первых, тот ад, в котором я жил последние двенадцать лет, ушел навсегда и уже не вернется. Хренушки! Это самое главное.

Во-вторых, я наконец-то понял свое место в жизни, точнее его отсутствие. Если раньше меня мучили сомнения, то теперь сомнений не осталось почти никаких. «Почти» — потому что я не люблю излишнюю категоричность. Кто знает, как оно может еще повернуться… Но я действительно не вижу выхода. Что в этом положительного? А то, что теперь можно не париться. Я ведь знаю, что всё равно ни фига не выйдет, так зачем?

В-третьих… Я так полагаю, что самообладания у меня должно прибавиться после этого. Почему? Потому что обычно меня начинало нести, как Остапа, когда меня посещали глупые мысли, что в моей жизни можно что-то изменить. Теперь же я знаю, что изменить ничего нельзя, не изменившись для начала самому. Главное теперь, чтобы научиться распознавать иллюзии изменения, вроде той, в которой я пребывал последний месяц. Вот как, блин, мне отличить, кажусь ли я живым или на самом деле жив? Наверное, во-первых, должно быть серьезное обоснование изменения, а во-вторых, оно должно выдержать проверку временем хотя бы, что ли.

В этот раз обоснованием мне показалось то, что я, наконец, оклемался. Но это глупо. Я лишь убрал всю ту бяку, которая причиняла мне страдания, и вернулся в то состояние, которое этому всему предшествовало. Не было ни малейших оснований предполагать, что изменится что-то еще. Ну и проверка временем тоже… В этот раз эйфория рассосалась за месяц. При других условиях возможна и более продолжительная иллюзия, но не думаю, что она может протянуть хотя бы годик-другой.

Итак, с высокой степенью уверенности можно предположить, что мне не следует даже пытаться считать себя живым, если нет никакой серьезной причины для этого и это состояние не длится хотя бы год, а лучше два.

Недолго музыка играла

С самого начала, как только я пришел в себя где-то под Новый год, не к ночи будь помянут, я знал, что нахлынувшая эйфория — это временно. На место её было просто обязано прийти что-то еще. Не знал, что это будет. Я был уверен, что не будет больше этого ужаса, смеси отчаяния и апатии, в которой я жил двенадцать лет. Я оказался прав.

Но я надеялся, что это будет что-то более-менее жизнерадостное. Пусть не та эйфория, но хотя бы что-то умеренно оптимистичное. Я ошибался.

Ну в какое состояние я мог прийти, если подумать? Очевидно же. В то, откуда вышел изначально. Когда ничто не интересно, ничего не хочется, и ничего не чувствуется. Пустота. Да, это не та, адская пустота, от которой уже не хочется даже умереть. Это пустота обычная, привычная мне, знакомая мне еще до моей первой любви. Это пустота никакая.

Проклятье! Ну вот как, каким таким волшебством люди умудряются хоть чем-то интересоваться в этом мире? Не быть никакими, никому не нужными неудачниками? Чего во мне, какой такой жизненно важной части не хватает, чтобы просто жить? Хоть что-нибудь, хоть какая-нибудь фигня заинтересовала бы, так нет же…

Семейное положение в Контактике меняется с «в активном поиске» на «не женат», каковым оно и останется на остаток тех ста двадцати лет, что отпущены мне. Кому нужна пустышка? Я думал, может быть другой такой пустышке хотя бы? Но нет… нуль плюс нуль всё равно будет нуль. Такие отношения заранее обречены, так нужно хотя бы иметь достаточно ответственности, чтобы их и не начинать.

Я думал, что смогу полюбить это своё болото. Я ошибался. Но я хотя бы теперь могу не испытывать к нему ненависти. Хотя бы я не живу больше в аду. И то хлеб.

Любая привычка — паскудная штука?

Играю с самим собой в психологическую игру. Считаю, сколько раз за день я произнесу имя своей несбывшейся первой любви. Хотя оно больше не имеет власти надо мной, двенадцатилетние привычки просто так не исчезают. Вчера одиннадцать раз насчитал, например. Сегодня пока девять.

Всё-таки забавно, сколько всего человек делает, не задумываясь. Сколько ресурсов ум тратит на какую-то фигню… Эх, освободить бы их под что-то полезное! И вообще, мне кажется, что с возрастом время начинает быстрее лететь только потому, что большая часть времени занята непонятно чем.

Изменения состояния

Забавно наблюдать за изменениями своего состояния. Сначала, по возвращении к жизни, была просто невероятная легкость и эйфория. В этот период я мало спал, но хорошо высыпался. Реально ложился часов в десять, просыпался в пять, вставал правда лишь в шесть-полседьмого. Для меня, привыкшего ложиться полдесятого и с трудом продирать глаза в семь, это нечто небывалое, тем более зимой, когда вставать приходится затемно, что я ненавижу.

Потом эйфория схлынула малость, наступило довольно забавное, но нестабильное состояние. Иногда сижу и ничего не чувствую, а иногда нахлынивает… нечто. Нежность, радость, счастье, веселье — всякий раз что-то разное. Так странно. Со сном тоже непонятно что творится, то высыпаюсь как во время эйфории, а то опять с трудом в семь встаю. Один раз даже на работу опоздал, что со мной случилось второй раз за те уже почти три года, что живу в своей квартире, и то в первый раз у меня батарейка в часах села.

Не хватает снов… тех, бредовых, безумных, с летающими слонами, взрывающимися трамваями и мастерами веревок. Что-то изредка бывает, но плохо запоминается. Надо настроить себя как-то, что ли…

Карта Таро 13 лет спустя

Хм, вот интересно-то как выходит…

Вашим отражением является Суд
Плутон, психологическое могущество, воскресение из мертвых. Осознание бессмертия. Открытость божеству. Психологическое перерождение и свободное выражение воли. В вас есть силы выпутаться их сложных ситуаций или отказаться от чего-либо сейчас, чтобы в будущем пожать богатый урожай. Избавление от того, что гнетет вас. Совесть вас ведет, и это очень хорошо.
Пройти тест

Это сейчас. А вот что было 22 ноября 2003 года:

Я Башня!
Гнев Божий, истина и просветление, пробуждение от мрака. Что-то препятствует познанию Божественного. Взгляните правде в глаза — все тайное становится явным, так что если мудрите, то не перемудрите. Откровение, если жаждете самопостижения. Что-то, что происходит внезапно — обычно отрицательное. Будьте внимательны!
Какая карта Таро является вашим отражением?

Не правда ли, любопытно? Действительно, что-то препятствовало познанию божественного, и я взглянул правде в глаза. В результате внезапно произошло нечто сначала очень положительное, но потом — столь же отрицательное.

А теперь, 13 лет спустя, «избавление от того, что гнетет вас». Как метко-то! Самое интересное, теперь мой результат совпадает с результатом, который получился у любви моей несбывшейся тогда. Мы еще этот тест разбирали, ища отличия в наших ответах, помнится…

Зеленая дверь

Я стою перед зеленой дверью. Она распахнута настежь. Теплый, ламповый ласковый ветер треплет мне волосы. Там, за дверью, как водится — рай. Нет, не тот, в котором птички поют и солнышко светит, и в котором захочется выть от скуки уже на следующий день. А тот, в котором над своим счастьем нужно работать каждый день, каждое мгновение — зато счастье это будет настоящим, ярким, живым!

И вот стою я и смотрю на неё, как баран на… Хм, надо ввести в оборот новое выражение: «как баран на зеленую дверь». Страшно. И нет бы взыграло это моё обычное предчувствие, которое кричит «Стой, дурак! Ты куда? Туда нельзя!» — так нет же, молчит, зараза… Значит — можно? Значит — протяни руку, шагни… и — что? И отдать взамен весь свой уютный мирок, свою никчемную жизнь, которую я наконец-то научился ценить и любить? А ведь еще там, за зеленой дверью, бывает, что и шею сворачивают. А значит — нельзя.

О, вселенная! Вот что это, зачем ты мне это? Это просто такой прикол? Или ты меня троллишь? А может, это испытание, смогу ли я остаться по эту сторону? Достаточно ли ценю то, что у меня есть? Или же это всё-таки шанс, который можно принять, а можно отказаться? И ведь знаешь же, что я всё равно откажусь, на Хрена же ты мне его предлагаешь?

Но я всё равно тебя люблю. Ты у меня самая-самая лучшая, хоть у тебя и люди завелись, как в том анекдоте…

All you need is love

Сидел, думал… пришел к неутешительному выводу. Не нужны мне никакие интересы и занятия. Всё, что мне нужно — познакомиться с такой же домоседкой, как я, чтобы скучать вместе. Вдвоём-то оно как-то веселее, и опять же, надо ведь с кем-то обсуждать вопросы жизни и смерти, могущества и иллюзий, любви и бессмертия, и прочая, прочая.

Но… как?! Вот она сейчас где-то точно так же сидит, пишет какую-то хрень в своём блоге и никак не может сообразить, как меня найти.

Блог — это, конечно, хорошо. Если у неё есть блог, я могу попытаться его найти. Но как? Как найти блог человека, который не интересуется ничем конкретным? У-у… вселенная хренова!

Нет, я, конечно, понимаю, что если мы действительно этого хотим, то мы друг друга найдем. Но хочется-то всего и сразу, ага.

Кто виноват — понятно, но что делать?

Нет, не поймите меня неправильно. Быть живым — очень приятно. Однозначно лучше, чем не быть живым. Быть мертвым, правда, не пробовал, так что сравнивать не могу.

Но… пока я не был живым, я совершенно безо всяких зазрений совести страдал всякой фигней. Играл во всякие дурацкие игры вроде Rise of the Triad и даже Demise: Ascension, читал глупые книги, смотрел отстойное аниме…

Теперь же я вернулся к версии самого себя этак 2003 года разлива, когда аниме уже успело слегка подзадолбать и хотелось заняться чем-нибудь этаким. Дальше случилось то, что случилось, и мне стало уже всё равно.

А теперь — back to square one, на колу мочало, начинай сначала. Фигней страдать не хочется, ибо надоело, а заняться чем-нибудь… чем?

Умный товарищ советует: do something. Помнится любимая, да и не только она, советовала мне примерно то же самое. У того же товарища есть семь вопросов, из которых наиболее интересными мне показались первый и шестой:

1. WHAT’S YOUR FAVORITE FLAVOR OF SHIT SANDWICH AND DOES IT COME WITH AN OLIVE?

6. GUN TO YOUR HEAD, IF YOU HAD TO LEAVE THE HOUSE ALL DAY, EVERY DAY, WHERE WOULD YOU GO AND WHAT WOULD YOU DO?

Первый вопрос, в переводе на понятную мне терминологию, означает: учитывая принцип равновесия, чем ты согласен платить за то, чего ты хочешь? Второй следует понимать буквально: если бы меня силой выгнали из дома, разрешив возвращаться туда только на ночь, куда бы я пошел и чем бы занялся? (Предполагается, что нет никакого кафе, где можно провести время, нет «развлекательных» сайтов, телевидения, компьютерных клубов и т. п.)

Первый вопрос меня не удивил. Без особого удивления я отметил, что платить не хочу ничем. Вернее, ничем таким, что подпадает под понятие shit sandwich, то есть что-то неприятное. Не хочу неприятного! Казалось бы, а кто хочет? Хм, вон нормальные люди хотят. Ну, это не новость.

А вот второй вопрос… у-у… В общем, удивительного тоже мало, но я обнаружил, что в подобной ситуации постарался бы забиться куда-нибудь, где меня никто не видит, и… думать о какой-нибудь фигне, лишь бы чем-нибудь себя отвлечь. Хм, неужели я стал настолько асоциален?

Хотя нет, тут дело даже не в асоциальности… во всяком случае, не только и не столько в ней… Просто скучно. Даже не тоскливо, не депрессивно, а просто неинтересно. Перебирая в уме всевозможные занятия, отмечаю: так, это не хочу, это неинтересно, это занудно, это я брошу на следующий же день, это вообще мерзость…

Помнится, давным-давно, когда я еще не понимал, что любимая — таки любимая, она прислала мне одно из так называемых «плохих настроений». Перечитывая потом уже, поразился, как она точно всё угадала еще до того, как оно началось:

А хочешь – я нарисую наш портрет? Да, я не умею рисовать, но у меня непременно получится. Честно.

Дай мне лист – смотри – это ты… не нужно ни линии, ты – белый лист, совершенный, чистый белый лист… А вот и я… Черная капля медленно падает на середину листа. Вот и я…

Я — белый лист. Воплощение пустоты. Не зря меня всегда так привлекали образы всяких там шинигами, вечных скитальцев и прочих бехолдеров. И всё никак не найду в приличном качестве песню Тэм и Йовин «Запропала в вереске…», которая цепляет меня чуть ли не больше, чем «Врата готики», которые, впрочем, тоже о чём-то таком…

Причем опять таки тема вечных странствий, если впилить, привлекала меня именно вечностью, а не странствиями как таковыми… То есть, пожалуйста, безо всяких бытовых неудобств, которыми странствия обычно сопровождаются, и без незапланированных встреч со всякими людьми и нелюдями.

Нет, ну что же я такое-то, а? Провести, что ли, эксперимент? Не смотреть фильмов и аниме, не читать книг, не играть в игры, не лазить в Интернете. Что я тогда буду делать? Самое печальное, что я даже знаю заранее результат: буду сидеть и думать, чем бы заняться. Вот так целыми днями буду сидеть и думать. И ничего не придумаю. Пробовал уже потому что. Не специально, нет… просто иногда задалбывало всё это — и фильмы, и аниме, и книги, и игры. Вот я сидел и думал. Правда, я тогда всё-таки был не совсем я и даже не Мэри Энн.

Ладно, попробую, чего терять-то?