Хрупкое бессмертие

Грустно… Осколки радужных нитей витают вокруг, пытаются подбодрить, позвякивают колокольцами. Пустое, всё пустое. И это пройдет, как говаривал один еврейчик. Отпустить всё, броситься в этот безумный танец, смеяться, закрывая глаза ладонями! Слышишь? Звук позднего эха играет на струнах сердца. Нельзя, можно — какая разница? Здесь, между отчаянием и вечностью, между любовью и словом, между «да» и «нет», в навсегда промежуточной точке… Полно. Не жесты формируют образы, нет… Не петух кричит за окном, проклиная свою тяжкую долю — это ветер, всего лишь ветер… вечный скиталец, вечный певец. Менестрель недоделанный.

Подлунный лед тронется — и рассыпется звездной пылью. Красиво, но печально. Вечность так красива, когда её не трогают. Как застывший во льду блик янтаря, как бессмертие, вечно продающееся на рынке. Впрочем, да что вы понимаете в бессмертии? А что в нём понимаю я? Не дрогнуть, не усомниться… да полно мне, не усомниться? Глупость какая. Глупость — это хорошо, глупость — это бред, такой родной, теплый, уютный… как плесень. Помнится, любимая выращивала на работе плесень… эх, вот были времена… не то, что раньше…

Впрочем, замкнутый круг и спираль — это почти одно и то же. А спираль — у-у… это такая сила… Гуррен Лаганн вам в помощь! «За кого вы меня принимаете?! Мой перфоратор пронзит потолок!» Ух, как знатно! Вот как должен жить настоящий мужчина! Хотя мне-то какое дело?

Уйти что ли в пустыню, приблизительных свиней пасти?

Звездные зайчики

Солнечных зайчиков все видели. Лунный заяц тоже личность достаточно знаменитая. А почто звездных зайчиков обидели?

Да, их много. Ну и что? Вот почему-то людей чем больше, тем больше на них внимания обращают. Почему же у зайчиков всё наоборот? Ведь что такое солнечные зайчики? Солнечные зайчики — это счастье. Так просто. А лунный заяц что такое? О-о… тут уже мнений много, и ни одно неправильное. А про звездных зайчиков мнений нет. Впрочем, это у людей нет. У самих же звездных зайчиков мнений о себе хоть отбавляй.

Вот один звездный зайчик считает, что его задача — воодушевлять, веселить, утешать на худой конец. Вот так кто взглянет на него печальным взглядом, а он возьмет да и подмигнет страдальцу — у того сразу на душе легче становится.

А другой звездный зайчик любит показывать дорогу. Заблудшему путнику лучиком помахает, мол, сюда, здесь тебя ждут. И глядишь тропа выведет.

Третий же и вовсе песни поет, как хатуль мадъан. Только тихо-тихо, так что лишь хорошо прислушавшийся услышит. Зато как услышит, так сразу прям душа запоет, и вперед, навстречу новым приключениям!

В общем, разные они бывают, звездные зайчики. Только вот злобных да вредных среди них не замечено. Глупые они, не понимают, зачем вредить да злобствовать. Чего и вам желаю! На сегодня всё.

Ручка на шкафу

У меня на шкафу лежит ручка. Гелевая, кажется. Давно лежит. У родителей жил, она там лежала. И на новой квартире лежит. Торчит себе слегка со шкафа, чтобы её снизу видно было, и лежит себе. Зачем? Не задавайте глупых вопросов. Еще бы спросили «почему». Как селедка — покрасил, повесил и чтоб не догадались!

Любимая мне про неё в своё время написала: «Все меняется, проходит, а ручка лежит… Как ось, связующая пространство в разные моменты времени…» Вот точно так и есть.

Кто изменит мой путь, кто измерит мой рог…

Наслушавшись Тэм, выдал очередной изврат. Почему-то больше всего я люблю стебаться над именно лирическими песнями. Что «Квак-Пельмень», что это…

Элисон Селезнева

Я ненавижу этот мир! И я его обожаю! И вовсе не за то, что в нём есть компьютеры, интернет и прочая хрень, хотя не без этого.

Нет, речь о том, что меня, бредоносца со стажем, этот мир продолжает удивлять! В последний раз я так удивлялся при просмотре Nazo no Kanojo X. Теперь вот некий товарищ решил приравнять друг к другу парочку персонажей. Нет, я и сам люблю это делать. Макс Фрай — Васёк и всё такое… но этот товарищ меня переплюнул как Папанин Водопьянова. Он приравнял Элисон Гросс и Алису Селезневу! Так и вспоминается где-то подцепленная фраза: «Я себя чувствовал как семилетняя девочка, набравшая в поиске “мокрые киски”, рассчитывая полюбоваться котятами, принимающими водные процедуры». Это круче правила 34 — там хоть заранее знаешь, что ожидать можно чего угодно.

А я всего-то пытался узнать, кому принадлежит наиболее популярный перевод этой английской баллады, что исполняют всякие Хелависы, Потани и прочие Якуповы. Кажется, мне этого так и не удалось.

Мой путь банален и уныл, я бреда вовсе не забыл

Мой путь — тонкая линия, начерченная веточкой на ледяной глади воздуха. Мой путь — крылья птицы, сбежавшие в небеса. Мой путь — сладкий сон между утром и вечностью. Мой путь — путь безумца, ведущего беседы со вселенной.

Проснешься утром — и как ни в чём не бывало. Звени-звени, воздух. Сладок пустозвон, да не слышен он. Шаг за грань, шаг по грани: два шага вперед, один шаг взад. Прыжок вбок — попытка к бегству, да от себя-то не убежишь… Люби, мечтай, протяни руку — слышишь, как поет вечность? «Зачем вам, люди, дьяволы и боги, когда любовь вы предали свою?» (Роман Шебалин).

А можно — читать, смотреть, думать… Неумолимое время потому и зовется неумолимым, что молить его не обязательно. Оно само придет и пройдет. Велика сила иллюзий. Паутиной тайного Интернета раскинулась она по границам сознания вселенной. И — каждый сам себе страж, сам себе ворон. Знай, сиди себе в замке да смотри на небо, такое разное, такое… живое и в то же время совсем-совсем мертвое. А вечность… что вечность? Вечность тоже пройдет.

Я возвращаюсь в бредство…

И всё-таки из меня даже бредоносец стал какой-то неправильный. Вот почитал я буку. Я же там такое нес! И приветствия изобретал, и словами играл, и чего только не делал! А сейчас? Ну, прошибает иногда на лирический лад. Это хорошо. Но должен быть и другой бред. Больше бреда, качественного и разнообразного — вот наш девиз! Например, так…

Камни вулканов покупают гро́ши задешево. А продают еще дешевле. Надо бы зайтись, так не спится же! И пусть ваш путь будет устлан пустью и капустью, а мы по-старому, по-вертухальному… Эх, разгуляйтесь, серые глаза, да по орбите, да под елочку! Душа поет, поезд идет — красота, аж дух захватывает. Интересно, придумали уже наказание за захват духа? Это вам не почта, не телефон, и тем более не самовар. Тут нужно тоньше и страньше. Главное, чтобы не сраньше, а так можно хоть раньше, хоть позже. Да хоть прям сейчас, чего тянуть-то? Кошку за хвост? Да ну её. Ум-шмум… ума палата, а всё она виновата. А виноваты без вины, так значит поровну равны! И распрекрасны, и дивны́, вот! А как они красивы, а как они плаксивы? И ни гроша, ни ксивы. Да если б только ксивы — так ни хвоста ж, ни гривы!

О, богини Шиза и Халява, могу ведь, если захочу!

Поющая плесень

Да что стихи! а песни, что поют
И — облака, и — камни у дороги?
Зачем вам, люди, Дьяволы и Боги,
Когда любовь вы предали свою?!

— Роман Шебалин, «Никуда»

Поет всё. Поёт весь мир, и уж перво-наперво поёт плесень. Её песня пробуждает к жизни первые солнечные лучи, когда с каждым звуком, с каждым касанием в просвете ветвей начинает жизнь вечность. Кто сказал, что вечность скучна и постоянна? Нет на свете ничего веселее и живее вечности! Она повсюду, наполняет собой каждый миг, каждый квант. Что вечности до вашей глупой суеты? Пока вы тренируетесь в истреблении радости, наслаждения и бессмертия, вечность наполняет весь мир той самой радостью, и Хрен вы что с этим сделаете!

Впрочем, я отвлекся. Вернемся к плесени. Вы когда-нибудь задумывались о том, как она прекрасна? Как чиста и светла она среди облаков и теней, среди шепота и жестов, среди бессмертия и, конечно же, любви? Ведь мир прекрасен и бескраен!

Я никогда не любил море, но разве можно его не любить? Я всегда любил огненный дождь, но разве есть разница? Птицей по ночному небу, тенью среди старых могильников, жестом силы навстречу вселенной, и пусть радость будет вашим вечным спутником!

Шабат шалом!

Ая Гайлер

У меня есть серьезное подозрение, кто есть Ая Гайлер. Я ничуть не удивлюсь, если выяснится, что он и есть Заратустра, Гаутама Сидхартха, Моисей, Иисус и Мухаммед в одном флаконе. И белый цвет, и его таинственность, и то, что его уже несколько тысяч лет не видели там, где надо — всё сходится.

Впрочем, если это так, то это самое неважное знание, какое только есть. Пусть его.

Плесень

Плесень повсюду. Она здесь и там, слева, справа, спереди, сверху и снизу. Стоп. А как же сзади? А сзади плесени нет. Только там от нее можно спрятаться.

Плесень — это грибы. А грибы — как известно, это радиоволны. Но плесень — это маленькие грибы, а значит это радиоволны с короткой длиной. То есть высокочастотные. Таким образом мы приходим к неизбежному выводу, что развитие сетей мобильной связи — не что иное, как закономерная экспансия плесени с целью захвата планеты. А если мы учтем еще и тот факт, что плесень существенно разумней людей, то впору бить тревогу!

Дальше. Кусты. Даже у кустов есть уши. А зачем они им? Зачем кустам подслушивать ваш разговор с очередным дипломатом? Очевидно, кусты шпионят. На кого? На плесень, ясен пень! Видите? Всё сходится!

А что делать с квантовой плесенью? Квашеная плесень, квантовая капуста — так ли это? Или наоборот? В силу принципа неопределенности, Хрен поймешь. Впрочем, Хрен тем и хорош, что он всегда и всем понятен. А если ни Хрена, тогда как? А? Э-э. Так-то, дружок.

На этой депрессивной ноте мы и закончим наш с вами замечательный день.