Это так просто

English name: It’s easy.

Всем chaotic neutral
и бехолдерам
посвящается

«Если хочешь, это так просто: завтра утром ты станешь взрослой»…

Надоело! Ну прямо-таки достало… Приходиться тянуться к маленькому радио и искать другую волну. Можно и вовсе выключить, но тогда… Тогда станет тихо. В тишине возможно все — можно даже поверить. Например, в эти слова.

Взрослой? А что это значит? Ха-ха, спроси такое у кого-нибудь — и они удивятся. Думают ведь, что знают. Столько умных фраз сочинили, как будто нечем больше заняться. «Ты этого не поймешь, пока ею не станешь», «Это ответственность за свои поступки», «Это когда перестаешь чувствовать себя бессмертной»… О да, все вы правы. А значит, могу быть права и я… можно? Хотя что мне до вашего разрешения? Это взрослым — интересно. А я ведь еще маленькая, забыли? Безответственная, бессмертная… такой я была совсем недавно. Пусть даже и прошел месяц или два, не могу вспомнить точно, — это ведь недавно? Когда все еще кажется, что стоит лишь посмотреть в зеркало — и увидишь прежнюю себя. Безответственную. Бессмертную…

Я — взрослая? Теперь? Теперь, когда не могу смотреть на себя, боясь увидеть. Когда смотрю лишь на стены, обклеенные кусочками прошлого… не моего прошлого, у меня же его нет! Когда-то… совсем недавно… было иначе.

Что это — когда открытые глаза не боятся посмотреть вокруг? Когда все видится таким ясным и четким, будь то радость или глухая тоска, но всегда знаешь — это _твоя_ тоска, и твоя радость тоже. Что это — детство? Когда смотришь в чужие глаза и знаешь, что ты есть… Иначе кто отражается там, в их фиолетовой глубине?

Знаешь, кто рядом, знаешь, что над головой, а что впереди — что ж, это еще только предстоит узнать. Жизнь длинная, и в ней множество дорог… есть глаза, в которых отражаешься ты. И есть маленький образ, который как будто касается твоих глаз — когда там отражается он…

Что это было — детство? Тогда что такое — быть взрослой?

Эта боль, тусклая и трусливая, но назойливая, как гиена… Она не подарит тебе ясности, лишь уведет еще дальше — куда? Эта дорога — одна для всех, мы все бредем по ней, изнывая от тоски и одиночества, не в силах сбросить эту пленку, что закрыла глаза и уши… Она не дает посмотреть вверх и увидеть Луну. Кто знает, быть может, ее там уже и нет, или и вовсе не было? Не было парка, ночи, дороги и твоих глаз? Правда, не было? Теперь я взрослая?

Я ищу тебя, но не вижу. Я знаю, что нужно искать, но… Что-то внутри спрашивает меня: «И что дальше?». Дальше… Я не знаю. Не знаю, зачем искать твои глаза, если мои уже давно перестали что-либо отражать… Давно? Как это странно: недавно я была живой. Но как давно все не так…

Взрослая! Я умела смотреть в глаза и на небо, а теперь смотрю лишь сквозь все вокруг. Я умела смеяться, но сейчас не хочу слышать свой голос… Я смотрю вперед — и вижу лишь тонкую полосу дороги. Такую же, как всегда.

Взрослая… это страшно, но еще хуже — вспомнить, как я такой стала…

Пленка хранит меня, не позволяет свету обжечь глаза, а резким звукам — проникнуть в уши. И я почти помню, почему так случилась.

Это маленький шаг — в сторону, и мир меняется. Тогда Луна уже не светит, а слепит, и кому какое дело до того, что ее свет для этого слишком слаб. Для меня — хватит… Хватит, чтобы тишина ночи превратилась в просто тишину, а в глазах вдруг отразилась темнота…

Боль. Слишком яркая, чтобы можно было выдержать, не сворачиваясь в клубок и не закрывая глаз… А там, под веками, все еще пляшет в огненном танце темнота, продолжает жечь смертельный огонь… Страшно.

Когда-нибудь огонь смягчится, уменьшится до размеров крохотной искорки — и погаснет. И тогда можно будет открыть глаза и сбросить пленку… и увидеть.

Но что? Нет, этого мало… Почему мир меняется, пока на него не смотришь? Ну как же он — без меня… мы же были друзьями, ты помнишь? Куда ты ушел?

«Это не я».

Правда… это тоже так больно, но я ведь уже привыкла к боли. Я знаю, что этого мало, все еще мало. Нельзя уходить, не прощаясь, нельзя пережидать боль — и возвращаться, как будто ничего не изменилось. Ведь я-то — уже…

Это было так легко — шаг в сторону. Совсем незаметно… маленький шаг во взрослый мир.

Пришло время вернуться… туда, где хочется быть. Туда и к той… К себе.

Пусть это даже детство, пусть… Пусть мир — блекло-серый, пусть небо — лишь воздух, а Луна — только глыба камня… Пусть! И играет эта глупая песня — тоже пусть, мне все равно. Самое настоящее «пофиг» — в моих руках… не думать долгими часами, а бежать — вперед, туда, где мой мир… тот, на который не страшно смотреть!

«Я видела страшный сон… там все было так просто и страшно!»

«Я тоже его видел…»

«Так значит, это было?»

«Забудь о нем. Мы еще увидим сны получше»

Я смотрю вверх и стараюсь поймать лунный свет. Чтобы хоть чуть-чуть его осталось в ресницах, и, когда ты посмотришь на меня, там был лишь он. И ты.

Ведь это одно и то же.

Yuuki-hime

Добавить комментарий