Мнения и сомнения

О пользе ржача… Чем больше мне нравится та или иная песня, тем больше меня тянет переврать слова.

Вот сейчас, напевая «Кочующих ёжиков» Марты Тэллас, переврал так, что вместо «сойтись во мнениях» выдал «войтись в сомнениях». Выдал, поржал… и задумался.

Ведь неспроста же «мнение» и «сомнение» — однокоренные слова. И не просто однокоренные. Приставка «со-» явно связана с латинской «co-»/«con-» (coprocessor — сопроцессор). То есть, получается, что есть мнение, и есть сопутствующее ему мнение, называемое сомнением. Если у меня просто есть мнение, это одно. Если же ему сопутствует сомнение, то получается, что мнение и сомнение являются частями чего-то целого, какого-то супермнения.

Что это значит на практике? Во-первых, сомнение — это тоже мнение. И относиться к нему надо соответствующе. Например, не гнать его от себя, а попытаться разобраться, откуда оно взялось и почему.

Во-вторых, если даже сомнение убрать, мнение становится неполноценным. Раз оно лишь часть целого, без сомнения в нём чего-то будет не хватать. Результат — «Есть только два мнения: моё и неправильное». В клиническом случае — фанатизм. Вывод: сомнения полезны.

В теории получается, что любое мнение обязано сопровождаться сомнением, причём в идеале являющимся дополнением к мнению, в математическом смысле. Например, если мнение гласит, что «жадность — это плохо»™, то идеальное сомнение — это не «а может, жадность — это хорошо?», а «а может жадность — это не плохо?».

И пусть бывает трудно нам
Подчас найти сомнение,
И плох нам дождь,
А еще хуже — снег.
И от избытка глупости,
А также самомнения
Съезжает крыша дружно и у всех.

Автор: Alqualos

Неудачник, ничтожество. Монстр, неспособный получать удовольствие от убийств, пыток и прочей хрени, которую люди обычно называют словом «жизнь».

Добавить комментарий