Информационная инфляция

У кого-то (Аднаки?) когда-то я подцепил мысль об информационной инфляции. Суть в том, что с увеличением количества и доступности информации снижается её ценность. То есть если лет 20 назад человек мог годами гоняться за какой-нибудь редкой книгой и, наконец достав её, прочитал бы всё до буквы, а может даже и переписать бы не поленился, то сейчас, когда эту книгу можно скачать в 20 разных местах, он может и читать-то её не станет. А зачем читать сейчас, если это никогда не поздно? Если только очень хочется…

Действительно. Когда-то я за каждым диском с mp3 ездил в Москву, да и там нужно было знать, где брать. Тогда я этих дисков накупил — море. Потом появились CD-R и возможность переписывать. Переписал ещё море. Сейчас, когда я за минуты могу скачать целый альбом, то и качать-то не хочется. Зачем — и так море всего, что можно послушать. Иногда хочется чего-нибудь нового — тогда оно качается, слушается и… стирается. Почему? А зачем оно зря место на диске будет занимать? Захочется когда-нибудь снова послушать — снова скачаю. Но обычно не хочется. Даже хорошие вещи. Когда хороших вещей очень много, чтобы какую-то из них слушать более одного раза, она должна быть просто супер хорошей.

Когда у меня был медленный канал я постоянно качал аниме, боясь что оно кончится и смотреть будет нечего. Сейчас, когда серия аниме качается за 20 минут, а смотрится за полчаса, канал почти всё время простаивает. А зачем качать — никуда оно не денется. Залицензируют, исчезнут торренты — можно будет из осла скачать.

Но почему-то информационная инфляция не нагоняет на меня никакой тоски. Напротив, кажется, что это очень хорошо, что информация становится доступной. Идеальным мне представляется превращение Интернета в некую гигантскую децентрализованную P2P-сеть, откуда информация, попав туда однажды, уже не исчезает никогда. Граница между «локальным» и «сетевым» дисковыми пространствами исчезает, на её место встаёт граница между «личным» и «общественным» пространствами (с промежуточными градациями частичной расшарености), определяемая средствами защиты информации от постороннего свинства. Можно вообще убрать понятие локального диска, пусть вся файловая система будет расшарена на весь Интернет, а криптография пусть заботится о том, чтобы никто ничего с неё не спёр. При современных объёмах дисков это вполне реально, если ещё Интернет 2 со своими сумасшедшими скоростями распространится…

Информационная инфляция в такой среде — это всего лишь постановка информации на её законное место. Какие-нибудь ценные научные данные о каком-нибудь эксперименте на самом деле не заслужили тщательного переписывания вручную в течение нескольких дней. Они могут быть интересны узкому кругу лиц, но и для них они представляют собой лишь справочную информацию, в которую иногда стоит заглядывать. Не более того. У информации есть две ценности: насколько бережно её следует хранить, и насколько она применима. «Реквием» Моцарта, безусловно, как классическое произведение искусства, заслуживает очень бережного хранения. Но много ли найдётся людей, имеющих и бережно хранящих диск с ним, и слушающих его каждый день? Думаю, что немного. Интернет начинает уравнивать всю информацию в первой разновидности ценности. Всё хранится очень надёжно. Пока что в Интернете нельзя или очень трудно найти лишь некоторые вещи (найдите мне кто-нибудь песню «А мы хлебаем отварное дерьмецо», блин!), но и это со временем стирается с развитием P2P. Остаётся лишь критерий применимости…

Конечно, если так рассуждать, то какая-нибудь попса переплюнет «Реквием» с километром. Но тут не следует забывать, что информацию надо рассматривать в системе ценностей конкретного пользователя, а не глобально. Мне «Реквием» дороже попсы, например ^_^ Но я очень рад, что мне не приходится из-за этого трястись над пластинкой с ним, боясь слишком часто её слушать, чтобы не ушатать.

Мечты…

Я мечтаю написать какую-нибудь очень полезную свободную программу, и тихонечко её поддерживать… Но из-за непомерной лени своей знаю, что сумею начать, но не сумею продолжить… и будет она похожа на мой сайт — красиво, но мёртво. Только для программ это фатальнее — сайт может хоть бесконечно существовать.

Кстати, мечтаю и переродить сайт. Обозвать его как-нибудь www.brededor.info, сделать просто и со вкусом — как внешне, так и внутренне. Не злоупотребляя динамикой, создать какой-нибудь простенький механизм сборки статического содержимого средствами Unix и сподручным софтом — и поместить это дело на какой-нибудь слабенький VDS, пусть людей радует. Воплотить наконец-то в жизнь идеологию Тима Бернерса-Ли, да так чтобы и разработку не усложнить. Но опять же — лень…

Очень мечтаю обучать людей чему-нибудь компьютерному. Идеал — малознакомых с компьютером людей, имеющих подходящий образ мысли, обучать работе и программированию в Unix. И даже не лень. Но — желающих нет… люди делятся на тех, кому всё это неинтересно, и тех, кто и без меня во всём уже давно разобрались…

А больше всего на свете я мечтаю жениться, уехать в Канаду и жить там спокойной счастливой жизнью… стать похожим на «доброго дядю» из драконов неба X. Но.

Это ЖЖ — неспроста!

Винни-Пух XXI века: «Это ЖЖ — неспроста!»

В отличие от других очевидных мыслей, приходивших мне на ум ранее, на эту нашлась тьма-тьмущая древних, её укравших. Оно и неудивительно — ЖЖ всё же.

Ничегонеделание

А вообще я поражаюсь, как я ухитряюсь ничего не делать так долго.
Который день уже я сижу за компом, вяло почитывая френдленту. Не слушаю музыку, не смотрю аниме!

Иногда, правда, не только френдленту почитываю. Сегодня, например, изучал разные защитные фильтры. Пришёл к выводу, что нужно покупать какую-нибудь не шибко дешёвую модель хорошего производителя, других критериев особо нет.

Но всё равно — рехнуться же можно было бы раньше, а сейчас я уже не первую неделю этим занимаюсь…

libqxt — облом?

Вот тоже ещё проблема…

В связи с исчезновением остатков творческих способностей я практически разучился писать программы. Могу написать что-нибудь небольшое и глупое, если очень быстро.

Где-то с месяц назад я подрядился участвовать в одном свободном проекте. Никто меня не ограничивал временем, никто на меня не навешивал каких-то конкретных заданий. На то проект и свободный. В результате — за последние две недели я ничего не сделал. И не уверен, что вообще сделаю.

Очень не хочется отказываться, говорить что не могу, пусть выкинут меня из проекта. Но если я ничего не смогу делать, это ведь лучший вариант. Не подавать же людям ложные надежды?

Вот сижу и думаю. Наверное, если до конца недели так ни строчки и не напишу, придётся всё же отказаться. Нехорошо это. «Шаг вперёд, два шага назад».

Изменения

Нет, всё-таки я меняюсь.

Я стал спокойнее. Перестал читать книги и играть в игры. Практически напрочь исчезли творческие способности. Я стал лучше относиться к людям. Стал меньше напрягаться по многим поводам. У меня появились мечты.

Хорошее и плохое. Странное. Неизбежное.

З. Ы. А ещё у меня ухудшилась память. Периодически забываю что-нибудь важное и не очень. Вчера забыл PIN от мобильника, сегодня — мясо на работе в холодильнике.

З. З. Ы. PIN забыл не вчера, а позавчера. Уже успел забыть, когда я его забыл.

Очередная революция в ЖЖ: долой сообщества!

Поудалял все сообщества, и себя из них. Всё равно никогда в них не пишу, и крайне редко читаю. На френдленту смотреть стало одно удовольствие.

Выхода нет

Понял я тут одну достаточно простую вещь. Не очень она мне понравилась, ну да уж что поделать…

Я — посторонний элемент в жизнях других людей. В силу своей то ли дикости, то ли ещё чего… Но так или иначе, мне просто этически нельзя появляться в чужих жизнях по собственной инициативе. Другими словами, в отличие от т. н. «нормальных людей» я просто не имею морального права с кем-то познакомиться, поинтересоваться чем-то…

Если человек сам проявляет ко мне какой-то интерес — то я, конечно, имею полное право отреагировать. Замыкаться в себе меня никто не принуждает. Но, конечно, никто ко мне интереса обычно не проявляет. Что лишний раз подтверждает, что я — чужеродный элемент.

Самое паршивое, что никто ничего не может с этим поделать, в том числе и я. Я не могу перестать быть тем, кто я есть, могу лишь изо всех сил прикидываться, но от этого никому хорошо не бывает — это средство на крайний случай.

А ещё хотел девушку себе найти, придурок… Хорошо что вовремя спохватился, а то бы принёс ещё массу боли себе и ещё кому-нибудь. Да мне не только девушку искать нельзя — мне вообще нельзя ни с кем пытаться взаимодействовать, они же живые люди, блин!

Хреново! Но ничего не поделаешь. Остаётся лишь одно — сидеть и ждать чуда. Зная, что оно почти наверняка не случится. И мечтать, мечтать…

Ох, вот устану я ждать, и опять сделаю какую-нибудь глобальную глупость… остановите меня что ли кто-нибудь, когда это произойдёт?

Радует только одно: что больше не больно. Боли я как-то накушался уже, спасибо, больше не хочется… просто скучать — это ладно, я уже привык…

Olympus ZD ED 50/2.0 macro

Съездили на Горбушку за полтинником (Olympus Zuiko Digital ED 50/2.0 macro), на этот раз через ТТК. При этом за несколько сот метров до Горбушки умудрились свернуть не туда, выскочить обратно на Кутузовский проспект, уехать по ТТК аж на Ленинский, по Ленинскому доехали до Ломоносовского проспекта, объехали МГУ и потом через Минскую улицу уже подъехали к окрестностям Горбушки с противоположной стороны. Потом, разглядывая карту, я понял, что не зная местности, лучший путь найти было практически невозможно — на развязке Кутузовский/ТТК невозможно развернуться назад, в область. К довершению всего на Минской начали перекрывать движение, но ещё не успели перекрыть до конца и гоишнегов мы объехали, хоть и откровенно через жопу. Как выяснилось потом, там улица провалилась. Нда, Москва одним словом.

Объектив не может не радовать. Как макро — это действительно вещь. Портретный жанр меня мало волнует, так что не испытывал. Образцы макро можно глянуть там:
http://www.photoshare.ru/album14331.html
Снимался бутон лимона, стоящего на подоконнике, со штатива при солнечном освещении. Диапазон диафрагм 2-22 — полный ряд без промежуточных ступеней. По-моему, лучше всего получилось на 11-16. Обработки, как это у меня водится, никакой.

Штатником бы я так точно не смог снять. Да и, думается мне, не только я — всё-таки у этого макровозможности раза в два выше.